Главная » 2013 » Май » 31 » В чем грех сквернословия?
11:41
В чем грех сквернословия?
Священник

«Словом, происходящим от верующего и любящего сердца, мы можем творить чудеса жизни для души своей и для душ других».

Святой праведный Иоанн Кронштадтский


Есть тропическое растение, скопелия, цветы его — само совершенство формы и цвета. Но невероятно! От палево-оранжевых светящихся лепестков исходит запах гниющего, разлагающегося мяса. Когда я сталкиваюсь с  матерной бранью, я всегда вспоминаю оранжерею, нежные восковые лепестки и страшное зловоние над ними. Не случайно апостол назвал эти слова «гнилыми». Святые отцы говорят, что блудные грехи смердят. Так и сквернословие, как блудный грех, смердит».
Священник Сергий Николаев

Отвечает священник Сергий Стольников, настоятель Казанской Церкви г. Чудово Новгородской области

На вопрос «Что такое сквернословие?» отвечают по-разному. Одни утверждают, что это порок, недостаток, позорящее свойство. Другие считают, что это болезнь, как алкоголизм или курение. Думается, что оба ответа верны, так как одно вытекает из другого. Алкоголизм, курение, сквернословие сначала, когда можно еще не закурить, не выпить, не сказать, не произнести — порок. Но незаметно сквернословие становится болезнью. Человек уже не может построить элементарное предложение, не употребив плохих слов. Вседозволенность речи оборачивается болезнью интеллекта, сознания. Часто такой человек, попадая в приличное общество, старается больше молчать, чтобы ненароком не сказать грубого слова.

А если я не сквернословлю, то в чем тогда опасность для меня? Если, не куря сами, мы просто вдыхаем запах чужой сигареты, то тем самым уже вредим себе. Так и скверные слова, нами не произносимые, но слышимые, незаметно и глубоко проникают в нас, в наши души.

Известны случаи, когда, будучи под наркозом, ругались интеллигентные люди, никогда в обычном состоянии не прибегавшие к мату. Возникает острая необходимость решать проблему сквернословия. Нужно не писать и не печатать ругательств: если непечатное слово стало печатным, бороться с этим еще труднее. Ничего не даст для борьбы со сквернословием замена ругательств начальными буквами: нет принципиальной разницы, произносили ли вы слово целиком или ограничились его знаком. Все равно это — сквернословие, ваш сигнал пошел в сознание. Не надо заменять ругательства словечками типа елки-палки, блин, японский городовой. Мы смеемся, услышав их, правильно угадывая подтекст этой фразы. Культурные ругательства не лучше и не чище обычных.

Важнейшей способностью человека, как образа Божия, делающей человека личностью, возвышающей его над животным миром, является способность обладать словом. В Православном христианском богословии представители животного мира по сравнению с человеком называются тварями бессловесными. Язык у животных — это орган вкуса. Язык в человеческом обществе — основа как проявления отдельной человеческой личности, так и всей общественной жизни. Чем совершеннее язык, тем выше уровень культуры и развития народа. Во всём мире известно, что русский язык — один из самых богатых и выразительных языков. И весьма печально, что, обладая великим, прекрасным и могучим языком, многие русские люди отказываются от этого бесценного «клада и достояния» и в общении друг с другом пользуются жалким подобием человеческой речи — нецензурной бранью.

Причём матерные выражения человек употребляет не только ругаясь, но и в обычном разговоре. При этом разговор оставляет в душе всегда тягостное впечатление, так как любое матерное выражение несёт в себе эмоциональный оттенок жестокости, пошлости, цинизма и хамства. Нередко наличие матерных слов в речи считается признаком мужества и силы, а ведь это как раз является признаком духовной слабости. Речь человека, заражённого недугом сквернословия, до крайности бедна и свидетельствует о душевной неразвитости.

Интересна мысль на эту тему Ф. М. Достоевского: «Сквернословят вслух, несмотря на целые толпы детей и женщин, мимо которых проходят, — не от нахальства, а так, потому что пьяному и нельзя иметь другого языка, кроме сквернословного... Известно, что в хмелю первым делом связан и туго ворочается язык во рту, наплыв же мыслей и ощущений у хмельного, или у всякого не как стелька пьяного человека, почти удесятеряется. А потому естественно требуется, чтобы был отыскан такой язык, который мог бы удовлетворять этим обоим, противоположным друг другу состояниям...» (Дневник писателя).

Академик Д. С. Лихачёв, отбывая в молодости срок на Соловках, создал научный труд, в котором подверг филологическому анализу воровскую речь и пришел к интересным выводам. Сквернословие не является в подлинном смысле человеческим языком. Эти «слова» воздействуют не на интеллект человека, а на чувственную часть души, т. е. подобны сигналам, которыми пользуются животные. Из этого можно заключить, что не только употреблять в своей речи, но даже слушать сквернословие вредно, т. к. можно «испортить вкус» к нормальному человеческому слову.

Особенно опасно сквернословие для детей. Их интеллектуальное развитие зависит главным образом от того языка, на котором разговаривают окружающие их взрослые. Если ребёнок слышит речь, состоящую из двух-трёх десятков слов и выражений (в основном неприличных), то ни о каком душевном и умственном развитии этого ребёнка не может быть и речи. Достигнуть впоследствии каких-либо положительных жизненных успехов ему будет стоить огромных волевых усилий.

«Злоречивые Царства Божия не наследуют», — учит апостол Павел. И он же призывает христиан: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим». Чтобы овладеть хорошим языком, нужно много потрудиться. Чтобы научиться сквернословию — достаточно несколько раз его произнести. Дай Бог нам всем не поддаться соблазну выбрать последнее, а устремиться к первому.

Отвечает священник Афанасий Гумеров, преподаватель Московской Духовной Академии, кандидат богословия

 

Слово (Логос) — второе Лицо Пресвятой Троицы. Человек, имея образ Божий, наделен даром слова. По замыслу Творца человеку дано слово прежде всего для молитвенного обращения к своему Небесному Родителю, общения с людьми на началах любви и мира, а также для реализации своих творческих талантов. Человек, который сквернословит, использует этот особый дар для проявления своей внутренней нечистоты, изливает через него из себя грязь. Этим он оскверняет в себе образ Божий. Поэтому Священное Писание называет сквернословие наряду с другими тяжкими грехами: «А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол. 3:8). Апостолы обличают грехи, которые люди совершают через слово: «язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны» (Иак. 3:6); «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших» (Еф. 4:29).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорит об этом грехе с болью: «Что у нас пользуется меньшим уважением, как слово? Что у нас изменчивее, как слово? Что мы бросаем подобно грязи поминутно, как не слово? — О, окаянные мы! С какой драгоценностью так мы обходимся невнимательно! Не вспоминаем мы, что словом, происходящим от верующего и любящего сердца, мы можем творить чудеса жизни для души своей и для душ других, например на молитве, при Богослужении, в проповедях, при совершении таинств! Христианин! Дорожи каждым словом, будь внимателен к каждому слову; будь тверд в слове; будь доверчив к слову Божию и слову святых, как к слову жизни. Помни, что слово — начало жизни» («Моя жизнь во Христе»). Надо помнить великую значимость слова. Однажды произнесенное, оно уже не исчезает, а уходит в бесконечную память Божию и на Суде нам будет предъявлено.

Есть много свидетельств, что сквернословие — язык демонов. Приведу лишь один пример. История эта рассказана последним настоятелем Свято-Троицкой Сергиевой лавры священномучеником Кронидом (Любимовым; 1858 — 1937):
«В 1894 году в обитель преподобного Сергия прибыл помолиться прихожанин родного мне сельского храма деревни Кетилово Московской губернии Волоколамского уезда крестьянин Яков Иванович. Лицо его было печально, и на глазах виднелись слезы. Когда я спросил о причине его грусти, он зарыдал, как ребенок, и, несколько успокоившись, с тяжким вздохом сказал: «Ох, батюшка, скорбь моей души так велика, что я дохожу до уныния. Иногда и рад бы умереть. У меня есть сын Василий, восьми лет, одержимый странными припадками, которые выражаются излиянием хулы на святыню и невыносимым сквернословием. Были такие случаи. Накажу я его строго и брошу в подвал, а он и там продолжает сквернословить и хулить все святое. Лицо его делается при этом черным, и страшно на него смотреть. Печаль моя за его душу столь велика, что я подчас теряю надежду на свое и его спасение».

Выслушав, говорю отцу: «Ясно, тут дело диавольское. Диавол всемерно стремится погубить тебя и твоего сына. Думаю, что есть какая-то особая причина, что диавол осмелился приблизиться к чистой и невинной душе мальчика. Скажи мне по совести, не ругался ли ты сам когда-либо скверными словами и не был ли свидетелем этой брани твой сын?» Снова залился слезами Яков Иванович и сквозь рыдания проговорил: «Да, я сам виноват в грехах сына. Трезвый я не ругаюсь, но в нетрезвом состоянии — я первый сквернослов на улице и ругаюсь в своем доме, при детях. Это мой тяжкий грех перед Богом и людьми». «Кайся, Яков Иванович, — говорю я ему, — слезно кайся. Этот грех и служит причиной сквернословия и хулы твоего сына. Но не падай духом и не предавайся унынию и отчаянию. Помни, что нет греха, который бы превышал безграничное милосердие Божие. Кстати, ты теперь находишься в стенах обители преподобного Сергия, этого великого заступника и ходатая за всю Русскую землю и за всех притекающих к нему. Проси слезно его ходатайства перед престолом Божиим за тебя и твоего сына о даровании вам исцеления душевных и телесных немощей. Веруй, что по вере будет тебе радость. Не блещет так молния во всей Вселенной, как быстро достигает молитва родителей до престола Божия и низводит на их детей святейшее благословение Всемогущего Господа. Молитва твоя и жены твоей могуча и может помочь в исцелении сына и всего вашего семейства». Видимо, Яков Иванович горячо молился преподобному Сергию. Из обители он уехал в мире и духовной радости.

Ровно через год мне пришлось быть на родине и встретиться с Яковом Ивановичем в храме. Вид его был спокойный и мирный. На мой вопрос, как его домашние дела, он с душевной радостью отвечал: «Слава Богу! Не забыл меня Господь за молитвы преподобного Сергия милостью Своей». И рассказал мне следующее: «Как вернулся я из Троице-Сергиевой обители, сын мой Василий заболел. В течение двух месяцев он таял, как свеча, и за все время своей болезни был необыкновенно кроток и смирен сердцем. Никто не слыхал из уст его гнилого, бранного слова. Любовь его ко мне была поражающая.

За два дня до своей смерти он попросил меня позвать священника. Исповедовался со слезами и полным сознанием своей виновности перед Богом, в умилении приобщился Святых Христовых Тайн и умер в полной памяти. Перед самой смертью он поцеловал меня, мать и всех присутствующих и тихо-тихо, как бы уснув, скончался. Его кончина для моей души была великим утешением.
Сам же я, по возвращении из обители преподобного Сергия, перестал пить, не произношу больше бранных слов». Яков Иванович после свидания со мной прожил еще двадцать лет, ведя трезвую христианскую жизнь«.

Притча о сквернослове

Святитель Николай Сербский

Сербии, в одной больнице, с утра и до вечера обходя больных, работали доктор с фельдшером. У фельдшера был злой язык, и он постоянно, словно грязной тряпкой, хлестал любого, о ком бы ни вспомнил. Его грязная брань не щадила даже Господа Бога.

Однажды доктора посетил его друг, приехавший издалека. Доктор пригласил его присутствовать на операции. С доктором был и фельдшер.
Гостю стало тошно при виде страшной раны, из которой истекал гной с убийственным запахом. А фельдшер не переставая бранился. Тогда друг спросил доктора: «Как ты можешь слушать такую богохульную брань?» Доктор ответил: «Друг мой, я привык к нагноившимся ранам. Из гнойных ран вытекает гной. Если гной скопился в теле, он вытекает из открытой раны. Если гной копится в душе, он истекает через уста. Мой фельдшер, бранясь, открывает зло, накопленное в душе, и изливает его из души своей, как гной из раны».

Материал сайта Трезвое слово

Просмотров: 931 | Добавил: skvernoslovie | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
 
Rambler's Top100 Яндекс цитирования